Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Доля проблемных и безнадежных кредитов достигает максимальных значений в строительстве и торговле, следует из статистики, впервые опубликованной Центробанком. Эти отрасли сильнее остальных пострадали от кризиса

Строительство и торговля оказались отраслями с самой высокой долей плохих долгов. Об этом говорится в пятничном «Обзоре финансовой стабильности», подготовленном Центробанком. Статистику по доле токсичных кредитов в отраслевом разрезе ЦБ опубликовал впервые, сообщила РБК пресс-служба регулятора.

ЦБ раскрыл долю корпоративных ссуд четвертой и пятой категории качества — исходя из этого показателя, формируются банковские резервы по займам (до этого ЦБ раскрывал только просроченную задолженность по отраслям). Четвертая категория — это проблемные ссуды с высоким кредитным риском, размер основного резерва по ним должен составлять не менее 51% по отношению к сумме долга. Пятая категория качества — «безнадежные» кредиты (резервы — 100%): предполагает, что вероятность возврата долга отсутствует в принципе. ЦБ готовит эти данные на основе непубличной отчетности банков о качестве активов и о размещенных и привлеченных средствах, объясняет ведущий методолог RAEX Юрий Беликов. «Требования банков для одобрения кредитных заявок к заемщикам из этих отраслей, у которых, согласно статистике, большой процент проблемных ссуд, будут выше. Этим отраслям сложнее будет получить финансирование», — отмечает он.

Проблемное строительство

Проблема с плохими долгами наблюдается в отраслях, ориентированных на внутренний спрос. Так, доля проблемных и безнадежных кредитов в строительстве составляет 27,5% в рублях и 26,5% в иностранной валюте, более чем в полтора раза опережая следующие за ним отрасли (данные на 1 марта). «Область повышенного риска» начинается уже с 9–10%, отмечает главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР) Ярослав Лисоволик. Строительство просело «из-за падения спроса и девальвации», констатирует старший директор группы по анализу финансовых организаций Fitch Ratings Александр Данилов. Девелоперы в основном проводили застройку за счет банковских кредитов, а сейчас спрос на недвижимость не поспевает за предложением, говорит аналитик портала «Банки.ру» Александр Кудрявцев.

Динамика объема строительных работ, по данным Росстата, сокращается с 2014 года, за последние полтора года она выросла только в ноябре 2016 года (на 1,5% к ноябрю предыдущего года). «Стройка и недвижимость — это традиционно длинные инвестиционные кредиты, в таких случаях банки должны оценивать риски на годы вперед, и, конечно, это сложно в условиях макроэкономической нестабильности. Высоковероятно, что значительную часть этих проблемных кредитов формируют еще те заемщики, чья платежная дисциплина пострадала на пике кризиса в декабре 2014-го — начале 2015 года», — рассуждает Беликов.

Высокой доля плохих кредитов остается и в отрасли операций с недвижимым имуществом, тесно связанной со строительством. Она составила 12,4% по кредитам в рублях и 15,9% по кредитам в иностранной валюте.

Количество банкротств в строительной отрасли за 2016 год подскочило на 17,3% — 3180 компаний признали себя неплатежеспособными, говорит гендиректор Рейтингового агентства строительного комплекса Николай Алексеенко. Рентабельность работ в строительстве, по оценке Росстата, в прошлом году составила 5,5% при средней по отраслям 8,1%. У строителей не хватает средств на оплату кредитов, а просрочка увеличивается, констатирует аналитик Промсвязьбанка Илья Фролов.

Банки привыкли работать с плохими долгами в строительстве, они реструктурируют их и ждут, когда рынок жилья начнет восстанавливаться, указывает гендиректор инвесткомпании «Форум» Роман Паршин. Ухудшить ситуацию должна программа реновации, полагает он. «В ее рамках будет фактически создан еще один девелопер с огромным финансовым ресурсом (около 300 млрд руб. на три года), который к тому же не может разориться, так как подпитываться будет из бюджета. И он сможет очень жестко конкурировать с коммерческими девелоперами, используя свой гигантский административный ресурс. Будет он так делать или нет, фактически определит судьбу отрасли: если государственный девелопер захочет, он сможет поглотить часть коммерческих, а часть — вытолкнуть с рынка. Их плохие долги здесь не будут определяющим фактором, но будут одним из его козырей», — считает он.

Программа реновации может стимулировать производство, связанное со строительством, например ремонтную отрасль, считает доцент факультета финансов РАНХиГС Юрий Твердохлеб. Однако, по его словам, это не приведет к всплеску активности в этой сфере, а лишь ослабит общий отрицательный тренд.

Банки реструктурируют кредиты для строительной отрасли, чтобы сохранить их финансовую устойчивость, подчеркивает ЦБ. Устойчивости самих банков это не грозит благодаря адекватным резервам, добавляет регулятор.

Нефтянка безопаснее торговли

На втором месте по доле плохих кредитов — оптовая и розничная торговля (ЦБ рассматривает их в одной категории). Здесь проблемные долги составляют 16,7% в рублевых кредитах и 6,1% — в валютных. Впрочем, статистика по торговле почти ни о чем не говорит из-за того, что это «слишком многообразная сфера, ее надо глубже детализировать в разрезе видов продукции, специализации или диверсификации ассортимента торговых компаний», говорит Беликов.

Розничные продажи падали больше двух лет, однако по итогам апреля впервые остановили снижение (этот показатель не изменился по сравнению с апрелем прошлого года). За прошлый год розничная торговля упала на 4,6%. Динамика оптовой торговли более позитивна — в этой отрасли продолжительного падения не наблюдается, по итогам года она выросла на 2,6%, а в марте (последние доступные данные) — и вовсе на 6,2% по сравнению с мартом прошлого года. «Снижение платежеспособного спроса населения в 2015–2016 годах отразилось на финансовом состоянии компаний, осуществляющих оптовую и розничную торговлю», — пишет ЦБ.

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Высокие кредитные риски наблюдаются в малом и среднем бизнесе  — в нем доля плохих долгов составляет 25,3% (ЦБ не выделяет кредиты небольшим предприятиям в отдельную категорию, в основном они сконцентрированы в сферах торговли и операций с недвижимостью). Это рискованный сегмент, который наиболее сильно реагирует на кризис, рассуждает Лисоволик. В таком же положении, по его мнению, находится и сельское хозяйство. Доля рублевых проблемных кредитов в нем составляет 13,5%, валютных — 15,1%, однако, оговаривается ЦБ, объем задолженности в валюте минимален. Примечательно, что плохие долги в сельском хозяйстве, в отличие от торговли и строительства, не сопровождаются тяжелым положением отрасли в целом. Наоборот, сельскохозяйственное производство стабильно растет (на 4,8% по итогам прошлого года) и вносит значимый положительный вклад в ВВП.

А безопаснее всего кредиты, как следует из данных ЦБ, давать компаниям, которые занимаются добычей полезных ископаемых и производством электричества, газа и воды. Проблемные и безнадежные ссуды в рублевом портфеле предприятий из первой отрасли составляют всего 3,8%, а из второй — 1,8%.

«Секторы, которые во многом пострадали из-за кризиса, из-за падения спроса продолжают переживать спад. В наименьшей степени пострадали секторы, для которых был смягчен удар за счет обесценения рубля, во многом это экспортно ориентированные секторы, в том числе нефтегаз. Фактор рубля вкупе с динамикой восстановления спроса здесь является определяющим», — говорит Лисоволик.

С плохими долгами всё хорошо

В целом качество кредитов остается на «устойчивом» уровне, отмечает ЦБ. С 1 октября по 1 апреля доля проблемных и безнадежных кредитов выросла на 0,6% п.п., до 11,1%, однако в основном это «было вызвано ухудшением кредитного качества портфелей банков, проходящих процедуру санации» (для сравнения, доля просрочки в кредитах юрлицам на 1 апреля составляет 7,1%, по данным ЦБ). В то же время кредиты четвертой и пятой категории не представляют большой опасности, уверяет Данилов. Объем резервов по таким ссудам «практически полностью покрывает кредиты 4–5-й категории качества», отмечает он.

Смягчить положение с плохими долгами может снижение инфляции и, как следствие, понижение ключевой ставки ЦБ, указывает Лисоволик, компании смогут перекредитоваться и рефинансировать свои обязательства. Сейчас ставка находится на уровне 9,75%, к четвертому кварталу, согласно консенсус-прогнозу Bloomberg, она снизится до 8,25%, а к третьему кварталу 2018 года — до 7,55%. Пока же «наблюдается некий баланс, в последнее время доля плохих долгов стабилизировалась и почти не росла», а стабилизация валютного курса и рост спроса помогут ей снизиться, добавляет Лисоволик. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: