Фото: Reuters

Компания «ВостокУголь» владельца группы Alltech Дмитрия Босова и его партнера Александра Исаева намерена добывать на Таймыре до 30 млн т «арктического карбона». Однако эксперты отрасли называют планы компании «наполеоновскими»

О планах добывать на Таймыре ​до 30 млн т угля и построить там два глубоководных порта мощностью свыше 10 млн т в год ​каждый сообщил журналистам председатель совета директоров и совладелец компании «ВостокУголь» Дмитрий Босов в ходе Международного арктического форума в среду, 29 марта. «По нашим планам каждый год мы сможем наращивать добычу примерно по 5 млн т, выйдя к 2022–2023 годам на 30 млн т общей добычи», — сказал он. «ВостокУголь» принадлежит ​​50 участков Таймырского угольного бассейна, Босов оценивает общий объем запасов этих месторождений более 10 млрд т. Начать промышленную добычу на одном из этих участков — в районе поселка Диксон — «ВостокУголь» планирует уже в этом году, сообщил РБК ее гендиректор Вадим Бугаев. А пока, по его словам, компания тестирует спрос на уголь месторождения — недавно отгрузила около 70 тыс. т в Китай на двух сухогрузах-сорокатысячниках.

«ВостокУголь» ведет разработку участков, где обнаружен «арктический карбон» — высококачественный антрацит, широко применяемый в энергетике, химической промышленности, металлургии, говорится на сайте компании. Компания приступила к освоению месторождений Таймырского угольного бассейна в 2015 году. Сейчас запасы месторождений находятся в процессе постановки на баланс, отметил Босов. «ВостокУголь» в рамках Арктического форума также договорился с «Атомфлотом» о вывозе своего угля: компании подписали соглашение о ледокольной проводке судов на трассах Северного морского пути. «ВостокУголь» для будущего сбыта своего угля строит два глубоководных морских порта на Таймыре. Один из них, «Чайка», начнет работу в этом году, говорит Бугаев. Проектная мощность портов — по 10 млн т каждый. «Мы сможем впоследствии увеличить мощности обоих портов под вывоз 30 млн т угля», — сказал он.

Дмитрий Босов уже вложил в проект около $100 млн, а весь проект оценивается в $250 млн.

Вадим Бугаев видит спрос на антрацитный уголь в мире после сокращения его поставок из Вьетнама, Украины и КНДР. Во Вьетнаме этот уголь стал востребован на внутреннем рынке на фоне роста экономики, на Донбассе — военный конфликт, а экспорт антрацита из КНДР был ограничен санкциями Запада после проведенного страной испытания баллистической ракеты. «Западная Европа без проблем съест 10–12 млн т нашего угля. Я вообще уверен, что в странах Скандинавии скоро появятся ТЭЦ на нашем антраците. Остальное будем поставлять в Индию, Китай», — сказал он РБК.

Директор аналитического агентства «Росинформуголь» Анатолий Скрыль отмечает, что «действительно в мире есть ниша для антрацитных углей». «Покупатель на уголь Таймырского угольного бассейна найдется. Другой вопрос, что если «ВостокУголю» удастся вывести добычу в указанные сроки на указанный уровень, то это будет прецедент в истории угольной промышленности. Темпы небывалые», — подчеркивает он.

По мнению трейдера на рынке угля, знакомого с проектами Босова, у них «огромная проблема с организацией и менеджерами проектов». «Все сразу не потянут с такой организацией», — полагает он.

Помимо Таймырского проекта «ВостокУголь» добывает уголь открытым способом на Кийзасском месторождении в Кузбассе и на разрезе Восточный в Новосибирской области. По заявленным планам, совокупная добыча «ВостокУголя» уже в 2017 году достигнет 15 млн т. А если все заявленные компанией планы осуществятся, то «ВостокУголь» с объемом добычи около 50 млн т войдет в тройку крупнейших в России производителей угля. Лидеры отрасли — СУЭК (Сибирская угольная энергетическая компания) и «Кузбассразрезуголь» — в 2016 году добыли 105,4 млн и 44,3 млн т угля соответственно.

Кроме «ВостокУголя» у владельцев компании есть и другие угольные активы. Компания «Сибирский антрацит» (Дмитрий Босов — основной владелец) в 2016 году добыла 5,4 млн т антрацита и отправила​ на экспорт 4,8 млн т этого угля. Также у Босова с Александром Исаевым есть еще один угольный проект в Индонезии, сообщал Forbes. Принадлежащая им компания Blackspace на угольном месторождении в Центральном Калимантане в 2017 году намерена добыть 500 тыс. т угля, а к 2020-му довести добычу до 10 млн т.

Уголь из Арктики

«Арктическим карбоном» интересовались в России с 1920-х годов. «Арктикуголь» в советское время добывала уголь на архипелаге Шпицберген, запасы которого оцениваются в 10 млрд т. Но с прекращением госдотаций добыча на бывших советских концессиях оказалась нерентабельной. Об амбициозных планах добычи угля на Таймыре заявляла также аффилированная с «Норильским никелем» компания «Северная звезда» в 2009 году, как сообщали «Ведомости». Развивать проект «Норникель» собирался вместе с BHP Biliton, уголь планировалось экспортировать в Европу. Но планы пока так и остались нереализованными из-за тяжелых условий в отдаленном районе и необходимости инвестиций в развитие инфраструктуры.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: